Preview

Наука и научная информация

Расширенный поиск

Информационная грамотность в России: опрос проекта DIREKT

https://doi.org/10.24108/2658-3143-2021-4-3-106-123

Полный текст:

Аннотация

Авторы анализируют результаты опроса сотрудников университетов, НИИ и массовых библиотек о роли информационной грамотности (ИГ) в практиках российского высшего образования. Опрос проведен в 2019 году среди 122 российских организаций в 30 городах России. При обработке анкет респонденты были объединены в 4 референтные группы: Преподаватель, Библиотекарь, Студент/Аспирант и Другие. Важность ИГ для своих организаций отметили 90 % участников опроса, 69 % респондентов согласны с тем, что ИГ может быть интегрирована во все учебные курсы их организации, а 72 % считают такую интеграцию необходимой. При этом только 24 % респондентов согласились с утверждением, что в 2019 г. ИГ была «хорошо интегрирована» в учебные планы их организаций, а 53 % — что это было сделано на уровне отдельных модулей. Большинство (80 %) участников опроса положительно оценивают уровень сотрудничества преподавателей и библиотекарей своей организации и их участие в развитии ИГ. Почти три четверти (72 %) респондентов оценивают свои компетенции в части знаний и умений в области ИГ на «хорошо» и «очень хорошо», притом что свою способность преподавать ИГ 80 % участников опроса оценивают только на «хорошо» и «удовлетворительно».

Для цитирования:


Буренина Н.В., Гвоздева М.С., Иванкова Т.А., Оноприенко Е.Г., Польшина Ю.А., Разумова И.К., Сафонкина О.С. Информационная грамотность в России: опрос проекта DIREKT. Наука и научная информация. 2021;4(3):106-123. https://doi.org/10.24108/2658-3143-2021-4-3-106-123

For citation:


Burenina N.V., Gvozdeva M.S., Ivankova T.A., Onoprienko E.G., Polshina Yu.A., Razumova I.K., Safonkina O.S. Information Literacy in Russia: Survey of DIREKT Project. Scholarly Research and Information. 2021;4(3):106-123. (In Russ.) https://doi.org/10.24108/2658-3143-2021-4-3-106-123

1. Введение и литературный обзор

Информационная грамотность (ИГ) — непременная составляющая академической активности, в том числе в контексте «обучения в течение всей жизни» (lifelong learning).

Правовая основа информационной грамотности и информационного образования обеспечена «Всеобщей декларации прав человека» (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948)1, закрепляющей в статье 19 «свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ». Образование является средством реализации этих свобод, что было сформулировано в Грюнвальдской декларации ЮНЕСКО по медиаобразованию 1982 г.2 Александрийская декларация об информационной грамотности и образовании 2005 г. определила (медийную) и информационную грамотность ключевым компонентом обучения на протяжении всей жизни3. Само понятие информационной грамотности было впервые сформулировано в 1977 году в Национальной Программе высшего образования США как способность к поиску, проверке достоверности и анализу информации. По определению Ассоциации американских библиотек 1989 г. базовые компетенции информационно грамотного человека включают умение находить, оценивать, распознавать и эффективно использовать информацию, необходимую для выполнения любой задачи или принятия любого решения4. В 1996 году Совет Европы включил информационную компетенцию в число пяти ключевых компетенций (key competence), необходимых современному молодому европейцу5.

Вопросы информационной, медийной (в настоящее время медийно-информационной), информационно-коммуникационной и цифровой грамотности регулируются национальными программами, а в международном масштабе программой ЮНЕСКО «Информация для всех»6 и Международной федерацией библиотечных ассоциаций и учреждений7 (International Federation of Library Associations and Institutions, IFLA, ifla.org). В России документами, регулирующими внедрение информационной и цифровой грамотности, являются: «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017‒2030 годы»8, Национальный проект «Образование»9, программа «Цифровая экономика Российской Федерации»10 и проект «Приоритет 2030»11. Задачей государственной информационной политики становится создание информационного общества, а информационно грамотным гражданам такого общества необходимы навыки, обеспечивающие возможность использовать информацию для образования, карьеры и в повседневной жизни. Среди многочисленных публикаций, посвященных общим вопросам ИГ, отметим руководства IFLA и ЮНЕСКО [1][2] и несколько последних работ российских экспертов [3–6]. Также следует отметить государственную программу «Информационное общество (2011–2020 годы)», целью выполнения которой является «повышение качества жизни граждан на основе использования информационных и телекоммуникационных технологий». Для достижения этой цели Правительство РФ планирует не только обеспечить техническое и технологическое становление информационного общества, но и предоставить гражданам условия для использования современных информационных технологий12.

Для эффективной интеграции ИГ в систему высшего образования был инициирован международный проект DIREKT [7] «Развитие трансрегиональной информационной грамотности для обучения в течение всей жизни и экономики знаний» (“Developing transregional information literacy for lifelong learning”) по гранту программы «Наращивание потенциала в области высшего образования 2016» (Capacity Building in the field of Higher Education 2016) фонда ERASMUS+. Проект DIREKT выполнял международный консорциум университетов-партнеров из Китая, Казахстана, России, Ирландии, Германии и Словакии.

Целью проекта стало внедрение лучших практик информационной грамотности в системы высшего образования Российской Федерации, Казахстана и Китая при поддержке европейских экспертов. Этапы выполнения проекта были проанализированы в работах [8‒11]. Детальное рассмотрение результатов проекта DIREKT выходит за рамки задач данной статьи, поэтому в разделе Заключение мы отметим только некоторые из них.

На момент начала реализации проекта в Российской Федерации не существовало национального стандарта информационной грамотности, а стандарты компетенции ИГ для среднего или высшего образования еще не были определены ни одним государственным органом на федеральном уровне. В результате, как стало ясно из опыта выполнения проекта, российские вузы хоть и предлагали курсы, направленные на формирование навыков информационной грамотности, но эти курсы в значительной мере различались и до сих пор различаются по формату, объему, содержанию и цитируемым авторам, при этом преподаются курсы как профессорско-преподавательским составом, так и сотрудниками университетских библиотек.

Для исследования общего уровня понимания и оценки роли ИГ в практиках российского высшего образования в рамках запланированных работ по проекту был проведен опрос сотрудников университетов различных регионов страны. Подобные опросы об отношении и уровне компетенций в области ИГ и преподавания ИГ были проведены в целом ряде стран сразу после определения ИГ в качестве неотъемлемой составляющей ключевых профессиональных компетенций в академической среде [12‒15]. Как правило, все опросы датируются первой декадой XXI века, то есть за 10 лет до старта проекта DIREKT и даты российского опроса.

2. Материалы и методы

2.1 Методика и референтные группы

Предложение об участии в опросе было разослано российским участникам проекта DIREKT, а именно в четыре российских университета: Балтийский федеральный университет им. И. Канта, Дальневосточный федеральный университет, Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва и Петрозаводский государственный университет. Отдельное предложение было послано всем организациям — участникам Некоммерческого партнерства «Национальный электронно-информационный консорциум, НП «НЭИКОН»,
www.neicon.ru (далее НЭИКОН).

Анкета из 29 вопросов была размещена на платформе Google Docs. Анкету предваряло определение информационной грамотности по версии SCONUL [16]: «Информационную грамотность (ИГ) можно определить как осознанность и способность собирать, использовать, управлять, синтезировать и создавать информацию и данные в соответствии с этическими принципами, а также необходимые для этого информационные навыки.»

К моменту окончания опроса была сформирована выборка из 395 анкет респондентов из 122 организаций и 30 городов Российской Федерации.

В четырех университетах — участниках проекта DIREKT процент респондентов составил 1 % от численности НПР (научно-педагогических работников) на 2020 год, что по литературным данным может считаться репрезентативной выборкой [17][18]. Число организаций-респондентов составляет 11 % от числа участников НЭИКОН, которым были разосланы приглашения принять участие в опросе, что также подтверждает представительность выборки [19].

Для формирования референтных групп респондентам были предложены три вопроса: об организации, в которой они работают, об их позиции в организации и занимаемой должности. Респонденты выбирали одного из пяти участников проекта DIREKТ или указывали название своей организации самостоятельно. В последнем случае для окончательной идентификации применялась ручное сведение различного написания названий организации. Далее по названию с использованием данных из клиентской базы НЭИКОН был определен тип организации: 361 респондент представлял учебные заведения (далее Университет), 25 — исследовательские организации (далее НИИ) и 8 респондентов — публичные библиотеки (далее Библиотека). При ответе на вопрос о позиции в организации респонденты должны были указать только одну профессиональную группу. По позиции в организации респондентам были предложены шесть групп: Преподаватель (при обработке анкет в эту группу были также включены научные сотрудники НИИ) куда вошли 42 % всех респондентов; группы Библиотекарь — 40 %; три группы: Бакалавр, Магистр и Аспирант при обработке результатов были объединены в группу Студент/Аспирант — 19 % всех респондентов (10 %, 5 % и 3 %, соответственно) и группа Другие.

Гендерный состав респондентов: 80 % составили женщины и 20 % — мужчины.

2.2 Структура анкеты

Для последующего анализа 29 вопросов анкеты (см. Приложение 1) были сгруппированы в пять блоков.

Блок 1 — пять вопросов, относящихся к персональным данным респондентов: организация, в которой они работают (1), позиция (2) и должность (3), рабочий стаж (4) и гендерная принадлежность (5). Во всех случаях, за исключением должности, необходимо было выбрать один ответ из предложенного списка. В дополнение были заданы два вопроса о самооценке своих знаний (6) и умений (7) в области информационной грамотности и способности преподавать информационную грамотность другим. Необходимо было выбрать одну из следующих позиций: Очень хорошо, Хорошо, Удовлетворительно, Плохо, Очень плохо.

Блок 2 — девять вопросов (8–16) о состоянии и оценке степени внедрения информационной грамотности в организации участников опроса, условий для развития и продвижения информационной грамотности, ключевых фигурах, методах и проблемах преподавания информационной грамотности (при ответе на вопросы о методах и проблемах можно было выбрать несколько вариантов ответа — открытые вопросы) и важности информационной грамотности для успеха организации.

Блок 3 — три вопроса (17–19): об оценке возможности и необходимости интеграции информационной грамотности во все преподаваемые в университете курсы и влияния такой интеграции на успеваемость студентов.

Блок 4 — семь вопросов (20–26): о собственном опыте преподавания информационной грамотности, предложениях по расширению программы преподавания, уровне и проблемах сотрудничества библиотекарей и преподавателей по вопросам преподавания информационной грамотности в организации.

Блок 5 — три вопроса (27–29): о национальных приоритетах в отношении информационной грамотности и преимуществах развития информационной грамотности для персональной преподавательской деятельности или деятельности организации.

Количественные результаты исследования сведены в таблицы, представленные в разделе «Приложение 2». В таблицах приведены данные по выборке в целом и по отдельным группам.

3. Результаты

Проанализируем результаты обработки анкет по наиболее важным вопросам блоков 1–5.

Блок 1. Частично результаты обработки ответов на вопросы 1–3 этого блока приведены выше. Результаты ответов на вопрос 4: «Ваш опыт работы?» представлены в таблице 1 Приложения.

В среднем по всем группам наибольшая доля респондентов опроса имеет опыт работы от 10 до 20 лет (28 %) и от 20 до 30 лет (25 %), при этом доля респондентов с опытом работы менее 5 лет тоже существенна (19 %).

В отдельных референтных группах результаты разнятся. Представители группы Библиотекарь имеют наибольший опыт работы: 28 % респондентов этой группы проработали более 30 лет, 32 % — от 20 до 30 лет и 25 % — от 10 до 20 лет. И только 7 % библиотекарей проработали менее 5 лет. Наибольшая доля преподавателей (39 %) имеет опыт работы от 10 до 20 лет. И, наконец, максимальная доля респондентов группы Студент/Аспирант (83 %) предсказуемо имеет опыт работы менее 5 лет.

Следующая группа вопросов касалась оценки персонального уровня ИГ опрошенных.

Результаты ответов на вопросы анкеты 6 и 7 представлены на диаграммах 1 и 2 и в таблицах 2 и 3, соответственно.

  1. «Как бы вы оценили свои знания и умения в области информационной грамотности?» (см. рисунок 1 и таблицу 2)

Основная доля респондентов (72 %) оценила свои знания и умения в области ИГ на «Хорошо» (53 %) и «Очень хорошо» (19 %) и только 1 % считает их «Плохими» или «Очень плохими». Для сравнения можно привести результаты индийского опроса 2007 г. — свою ИГ грамотность подтвердили 82.5 % преподавателей и научных сотрудников [14].

Стоит отдельно проанализировать ответы в разных референтных группах. Из таблицы 2 следует, что преподаватели свою компетенцию в области ИГ оценивают выше, чем библиотекари. Суммарные цифры оценок «Хорошо» и «Очень хорошо» равны 76 % для группы Преподаватель и 70 % для группы Библиотекарь. При этом оценку «Очень хорошо» дают себе 30 % преподавателей и только 11 % библиотекарей. Наиболее сдержаны в своих оценках представители группы Студент/Аспирант: на «Хорошо» и «Очень хорошо» оценивает себя 68 % респондентов, а 4 % считают свои знания в области ИГ «Плохими» или «Очень плохими». При этом 71 % студентов-бакалавров оценили свои знания как «Хорошие» или «Удовлетворительные», эти данные можно сопоставить с результатами опроса выпускников high-school в Греции [13], там оценки «Хорошо» и «Удовлетворительно», поставили себе 62 % респондентов.

Результаты анализа ответов на вопрос: «Как бы вы оценили свою способность преподавать информационную грамотность другим?» представлены на рисунке 2 и в таблице 3.

В среднем основная доля респондентов (80 %) оценила свои преподавательские способности в области ИГ на «Хорошо» (45 %) и «Удовлетворительно» (35 %), при этом 10 % респондентов считает их «Очень хорошими» и столько же считает их «Плохими» (9 %) или «Очень плохими» (1 %).

Рассмотрим ответы в отдельных референтных группах (таблица 3). Для группы Преподаватели оценки своей способности к преподаванию ИГ ожидаемо выше, чем для группы Библиотекари. Удовлетворительную оценку поставили себе только 24 % преподавателей и 41 % библиотекарей; две трети преподавателей оценили себя как преподавателей ИГ на «Хорошо» (49 %), и «Очень хорошо» (16 %). Для библиотекарей эти цифры равны, соответственно, 45 % и 6 %, а для студентов и аспирантов — 32 % и 3 %. Почти половина студентов и аспирантов (49 %) оценила свои преподавательские возможности на «Удовлетворительно».

В то же время неудовлетворительные («Плохо» и «Очень плохо») оценки в части способности преподавания ИГ поставили себе только 7 % библиотекарей, но 11 % преподавателей и 15 % представителей группы Студент/Аспирант.

Блок 2. Вопросы этого блока касаются состояния развития ИГ в организации.

Вопрос 8: «Есть ли в вашем учреждении официально прописанная стратегия развития информационной грамотности?»

На этот вопрос ответили 378 респондентов из 395. Из них 41 % (156) ответили утвердительно, 41 % (155) — отрицательно, еще 15 % (57) респондентов ответили, что не знают ответа или затрудняются ответить на этот вопрос.

Вопрос 9: «Интегрирована ли в вашем учреждении информационная грамотность в учебные планы?»

На этот вопрос ответили 374 респондента. Из них 24 % ответили, что информационная грамотность хорошо интегрирована в учебные планы (информационные навыки развиваются постоянно и во все возрастающем объеме): 56 % отметили, что ИГ интегрирована в некоторые модули отдельных предметов (информационная грамотность является частью заданий по предметам), а 14 % ответили отрицательно. Остальные 6 % предоставили другие варианты ответов или затруднились с ответом. Отметим, что среди референтной группы библиотекарей только 10 % считают, что информационная грамотность хорошо интегрирована в учебные планы, что можно сравнить с результатами опроса американских библиотекарей в 2013 году [15]. Только 20 % респондентов из крупнейшего государственного университета США City University of New York ответили, что в их колледже ИГ интегрирована в обязательные учебные курсы (credit-course). Результаты опроса среди университетов Африки [12] подтверждают, что в 2009 году 33 % университетов Африки предлагали ИГ в рамках своих обязательных учебных курсов.

При ответе на следующий вопрос (Вопрос 10) большинство респондентов указали, что самой популярной формой обучения являются аудиторные занятия в библиотеке или за ее пределами. Еще 21 % отметили онлайновую форму занятий (опрос проходил до начала пандемии COVID-19).

Вопрос 11: «Важна ли информационная грамотность для вашего учреждения?»

Ответ на этот вопрос предоставил 391 респондент. Результаты анализа проиллюстрированы на рисунке 3.

Из диаграммы следует, что ответы распределились следующим образом:

  • Информационная грамотность крайне важна для успеха университета — 39 %;
  • «Очень важна» — 29 %;
  • «Важна» — 25 %;
  • «Имеет значение» — 5 %;
  • «Не очень важна» — 1 %;
  • «Учитывается» — 1 %.

Вопрос 12: «Информационная грамотность необходима для выживания вашего университета?»

Рисунок 4 демонстрирует степень согласия 384 респондентов с утверждением «Информационная грамотность необходима для выживания вашего университета».

Из диаграммы следует, что ответы распределились следующим образом:

  • Полностью согласен– 39 %;
  • Согласен — 48 %;
  • Не уверен — 11 %;
  • Не согласен — 1.6 %;
  • Абсолютно не согласен — 0.5 %.

Вопрос 13. «В вашем учреждении создаются условия для развития и продвижения информационной грамотности?»

На него утвердительно ответили 53 % респондентов. 9 % ответили, что таких условий не создано, а 38 % не смогли ответить на этот вопрос. Конкретные формы поддержки и внедрения ИГ указали 136 респондентов. Здесь мы не будем комментировать эти ответы.

Вопрос 14. «Как, по вашему мнению, информационная грамотность могла бы развиваться и продвигаться в вашем учреждении?»

Рассмотрим предложения респондентов по внедрению и продвижению ИГ. Они сформулированы в ответах на закрытый вопрос (предусмотрен выбор только одного варианта ответа): «Как, по вашему мнению, информационная грамотность могла бы развиваться и продвигаться в вашем учреждении?»

Вариант «Создание обучающих онлайн-модулей по информационной грамотности» отметили в своих ответах 43 % респондентов; «Интеграция информационной грамотности в учебные планы» — 31 %, а «Совместная работа с сотрудниками библиотеки» — 23 % респондентов.

При этом 19 % (63 из 337) опрошенных считают, что в развитии информационной грамотности в их учреждении наиболее активно участвует администрация, 35 % (119 респондентов) на первую позицию ставят библиотекарей, а 40 % (134 респондентов) преподавателей (вопрос 15).

Вопрос 16: «С какими препятствиями вы сталкиваетесь, продвигая информационную грамотность в вашем учреждении?»

На этот вопрос 20 % респондентов ответили либо что препятствий нет, либо что они не располагают достаточной информацией. Остальные ответы собрали следующее количество голосов:

  • «Отсутствие современных средств доступа к информации, например, отсутствие доступа к информационно-коммуникационным технологиям» — 11 %;
  • «Проблемы, связанные с интеграцией в учебный план информационной грамотности, в связи со сложностью административных структур на уровнях университета, государства и др.» — 26 %;
  • «Неспособность обучающихся выполнять поиск: находить, отбирать и оценивать информацию — 25 %;
  • «Отсутствие понимания того, что такое информационная грамотность» — 18 %;
  • «Отсутствие поддержки со стороны учреждения» — 6 %.

Вопрос 17: «Информационную грамотность можно интегрировать во все курсы (предметы), преподаваемые в вашем учреждении, в равной степени и без особых проблем?»

Ответы на этот вопрос распределились следующим образом:

  • Абсолютно согласен — 19 %;
  • Согласен — 50 %;
  • Не знаю — 21 %;
  • Не согласен — 10 %;
  • Абсолютно не согласен — 0.5 %.

Вопрос 18: «Информационную грамотность нужно включить в каждый курс (предмет), преподаваемый в вашем учреждении, и она должна быть обязательной для всех студентов?»

Ответы на этот вопрос распределились следующим образом:

  • «Абсолютно согласен» — 21 %;
  • «Согласен» — 51 %;
  • «Не знаю» — 17 %;
  • «Не согласен» — 11 %;
  • «Абсолютно не согласен» — 0.8 %.

Вопрос 19: «Считаете ли вы, что включение информационной грамотности в практику преподавания и учебные дисциплины может привести к улучшению успеваемости студентов?»

Структура ответов:

  • «Да» — 82 %;
  • «Нет» — 7 %;
  • «Не знаю» — 11 %.

Вопрос 22: «Заинтересованы ли вы в том, чтобы увеличить объем информационной грамотности при преподавании своих дисциплин?»

Структура ответов:

  • «Да» — 86 %;
  • «Нет» — 14 %.

Вопрос 24: «Сотрудничает ли библиотека вашего университета или выражает готовность к сотрудничеству с преподавателями вашего университета в продвижении и преподавании информационной грамотности в вашем учреждении?»

Структура ответов:

  • «Да» — 80 %;
  • «Нет» — 20 %.

Вопрос 27: «Является ли информационная грамотность приоритетом в вашей стране?»

Структура ответов:

  • «Да» — 65 %;
  • «Нет» — 35 %.

Вопрос 28: «Является ли аккредитация (то есть официальное одобрение университетом или иным учреждением) ресурсов и программ по информационной грамотности важной в вашей стране?»

Структура ответов:

  • «Да» — 52 %;
  • «Нет» — 7 %;
  • «Не знаю» — 41 %.

Вопрос 29: «Что вы считаете преимуществами развития информационной грамотности для вашей преподавательской деятельности или вашего учреждения?» (Отметьте все подходящие пункты)

Результаты анализа анкет с ответами на этот вопрос приведены на рисунке 5.

Были предложены 4 варианта ответов. Ответ «Студенты развивают умения непрерывного обучения, которые можно применять в различных областях» отмечен в 71 % анкет.

«Информационная грамотность улучшает результат и способствует лучшему усвоению материала» — в 69 %.

«Информационная грамотность помогает бороться с проблемой плагиата» — 47 %.

«Информационная грамотность позволяет студентам в большей степени контролировать свое обучение» — в 41 % анкет.

Рис. 1. Ответы 392 респондентов на вопрос «Как бы вы оценили свои знания и умения в области информационной грамотности?» Число ответов: Очень хорошо — 76; Хорошо — 206; Удовлетворительно — 104; Плохо — 4; Очень плохо — 1
Fig. 1. Diagram of 392 responses to the question: «How would you estimate your knowledge and skills in the field of IL?» Number of responses: Very good — 76; Good — 206, Satisfactory — 104; Bad — 4, Very bad — 1

Рис. 2. Ответы 390 респондента на вопрос «Как бы вы оценили свою способность преподавать информационную грамотность другим?» Число ответов: Очень хорошо — 37; Хорошо — 135; Удовлетворительно — 39; Плохо — 36; Очень плохо — 3
Fig. 2. Diagram of 390 responses to the question: «How would you estimate your IL teaching skills?». Number of responses: Very good — 37; Good — 135, Satisfactory — 39; Bad — 36, Very bad — 3

Рис. 3. Ответы 391 респондента на вопрос «Важна ли информационная грамотность для вашего учреждения?» Число ответов: Информационная грамотность крайне важна для успеха университета — 151 ответ; Очень важна — 113; Важна — 99; Имеет значение — 21; Не очень важна — 3; Учитывается — 4 ответа
Fig. 3. Diagram of 391 responses to the question: «If IL is important for your institution?» Number of responses: Crucial — 151; Very important — 113; Important — 99, Matters — 21; Not very important — 3; Considered — 4

Рис. 4. Ответы 384 респондентов на утверждение: «Информационная грамотность необходима для выживания вашего университета». Полностью согласен — 150 ответов; Согласен — 184; Не уверен — 42; Не согласен — 6; Абсолютно не согласен — 2 ответа
Fig. 4. Diagram of 384 responses to the statement: «IL is necessary for your university to survive». Number of responses: Completely agree — 150; Agree — 184; Not sure — 42, Disagree — 6; Completely disagree — 2

Рис. 5. Ответы 373 респондентов на вопрос: «Что вы считаете преимуществами развития информационной грамотности для вашей преподавательской деятельности или вашего учреждения?»
Fig. 5. Diagram of 373 responses to the question: «What are the advantages of IL for your teaching activity or institution?»

4. Обсуждение результатов и выводы

Подведем итоги анализа ответов российских респондентов на вопросы об их компетенциях и состоянии преподавания информационной грамотности в российских организациях.

Прежде всего отметим, что основная доля респондентов высоко оценивает свои компетенции как в части знаний и умений в области ИГ, так и в части преподавания ИГ. На «хорошо» и «очень хорошо» оценили их, в обоих случаях, семь из десяти ответивших на эти вопросы.

Абсолютное большинство российских специалистов признают важность ИГ для своих организаций. Девять из десяти респондентов при ответе на этот вопрос выбрали варианты: «Крайне важна», «Очень важна» и «Важна», и почти столько же считают ИГ необходимой для выживания своей организации (ответы «Полностью согласен» и «Согласен»).

Четверть участников опроса сочли, что ИГ уже хорошо интегрирована в учебные планы их организаций, а более половины — что это сделано на уровне отдельных модулей.

В то же время анализ ответов показал, что в российских университетах надо еще многое сделать для внедрения, продвижения и повышения уровня ИГ и информирования всех профессиональных групп. Почти половина респондентов не смогла положительно ответить на вопрос: «В вашем учреждении создаются условия для развития и продвижения информационной грамотности?» В числе предложенных методов развития ИГ отмечены (в порядке убывания): «Создание обучающих онлайн модулей по информационной грамотности»; «Интеграция информационной грамотности в учебные планы» и «Совместная работа с сотрудниками библиотеки».

Две трети опрошенных согласились с тем, что
ИГ может быть без проблем интегрирована во все учебные курсы своей организации, а более двух третей считают такую интеграцию необходимой.

Результатом такой интеграции может стать повышение успеваемости студентов, как считает подавляющее число респондентов. В результате большинство участников опроса заинтересовано в том, чтобы увеличить объем ИГ при преподавании своих дисциплин.

Положительным моментом является еще и то, что респонденты опроса высоко оценивают участие преподавателей и библиотекарей своей организации в развитии ИГ, а также отмечают высокий уровень сотрудничества библиотек и преподавателей университетов в продвижении и преподавании ИГ.

Стоит отметить, что в среднем респонденты из российских университетов — участников проекта DIREKT оценивают свои компетенции в области ИГ ниже, чем другие участники консорциума НЭИКОН. Детальное сравнение ответов в этих двух группах будет представлено в отдельной работе.

5. Заключение

Информационная грамотность признана важнейшей компетенцией XXI века, и проекты, направленные на повышение осознанности в области ИГ и развитию связанных с ней умений остаются востребованными в самых разных сферах человеческой деятельности, в том числе и в сфере высшего образования.

Хотя библиотекари и работники образования начали способствовать продвижению идей ИГ в Российской Федерации еще в 1970-х годах, до сих пор в стране не существует единой политики в отношении информационной грамотности или национального стандарта обучения компетентности в области ИГ. Проведенный в рамках проекта DIREKT опрос подтвердил актуальность ИГ как неотъемлемого компонента высшего образования и показал высокую востребованность программ и курсов, направленных на формирование навыков и умений поиска, оценки, использования и презентации информации. В результате реализации проекта DIREKT этот запрос был частично удовлетворен путем разработки и внедрения в учебный процесс пакета модулей по обучению ИГ в университетах — партнерах проекта. Влияние проекта продолжилось и после его окончания. Об успехах внедрения модулей проекта в преподавание ИГ отмечено в ряде публикаций13, в том числе и российских, вышедших уже после завершения проекта [20][21].

Следует отметить материалы, которые были разработаны в рамках проекта DIREKT участниками из вузов-партнеров. Данные материалы направлены на обучение сотрудников библиотек, представителей академического сообщества и студентов различным аспектам информационной грамотности. Все материалы доступны на сайте проекта и разрешены к скачиванию [7]. Наряду с подготовкой учебных материалов ведется активная образовательная работа научных библиотек университетов. Так, например, силами сотрудников Научной библиотеки Мордовского государственного университета проводятся обучающие тренинги по работе с информационными ресурсами Научной библиотеки от издателей и агрегаторов научной информации, эффективному использованию информационных платформ с научным и образовательным контентом, электронного каталога библиотеки. За период проекта было проведено более 90 занятий с размещением информации на сайте библиотеки и в социальных сетях.

На основании полученных данных и в связи с отсутствием регламентирующих документов у вузов-партнеров в области информационной грамотности в рамках проекта были разработаны такие документы, как: «Рекомендации по планированию образовательных программ по информационной грамотности и академическому письму в Российской Федерации», а также «Руководство по обучению информационной грамотности и академическому письму для преподавателей и сотрудников научных библиотек» [22][23].

ПРИЛОЖЕНИЕ

ПРИЛОЖЕНИЕ 1. ВОПРОСЫ АНКЕТЫ.

  1. В каком учреждении вы учитесь или работаете? (Пожалуйста, выберите одно)
  • Мордовский государственный университет им. Огарева
  • Дальневосточный федеральный университет
  • Петрозаводский государственный университет
  • Балтийский федеральный университет им. И. Канта
  • НП НЭИКОН
  • Other…
  1. Выберите то, что относится к вам
  • Библиотекарь
  • Преподаватель
  • Бакалавр
  • Магистр
  • Аспирант
  1. Укажите вашу должность
  2. Ваш опыт работы
  • Менее 5 лет
  • Более 5 лет
  • Более 10 лет
  • Более 20 лет
  • Более 30 лет
  1. Ваш пол
  • Мужской
  • Женский
  1. Как бы вы оценили свои знания и умения в области информационной грамотности?
  • Очень хорошо
  • Хорошо
  • Удовлетворительно
  • Плохо
  • Очень плохо
  1. Как бы вы оценили свою способность преподавать информационную грамотность другим?
  • Очень хорошо
  • Хорошо
  • Удовлетворительно
  • Плохо
  • Очень плохо

Блок 2

  1. Есть ли в вашем учреждении официально прописанная стратегия развития информационной грамотности?
  • Да
  • Нет
  • Other…
  1. Интегрирована ли в вашем учреждении информационная грамотность в учебные планы?
  • Хорошо интегрирована в учебные планы (информационные навыки развиваются постоянно и во все возрастающем объеме)
  • Интегрирована в некоторые модули отдельных предметов (информационная грамотность является частью заданий по предметам)
  • Не интегрирована
  • Other…
  1. Выберите методы преподавания информационной грамотности, которыми пользуются сотрудники библиотеки или преподаватели в вашем учреждении (отметьте все варианты).
  • Аудиторные занятия в учебном классе библиотеки
  • Аудиторные занятия в учебном помещении за пределами библиотеки, например, в лекционном зале, в учебном классе
  • Онлайн
  • Сочетание аудиторного и онлайн формата
  • Other…
  1. Важна ли информационная грамотность для вашего учреждения
  • Информационная грамотность крайне важна для успеха университета
  • Очень важна
  • Важна
  • Имеет значение
  • Не очень важна
  1. Информационная грамотность необходима для выживания вашего университета
  • Полностью согласен
  • Согласен
  • Не уверен
  • Не согласен
  • Абсолютно не согласен
  1. В вашем учреждении создаются условия для развития и продвижения информационной грамотности?
  • Да
  • Нет
  • Не знаю

Если ваш ответ «да», пожалуйста опишите, как

  1. Как, по вашему мнению, информационная грамотность могла бы развиваться и продвигаться в вашем учреждении? (Пожалуйста, выберите один пункт)
  • Интеграция информационной грамотности в учебные планы
  • Создание обучающих онлайн модулей по информационной грамотности
  • Совместная работа с сотрудниками библиотеки
  • Другое (пожалуйста, укажите)
  1. Сотрудники какой категории наиболее активно участвуют в развитии информационной грамотности в вашем учреждении - библиотекари, преподаватели, администрация, другое (пожалуйста, опишите)? Расположите по мере уменьшения значимости.
  2. С какими препятствиями вы сталкиваетесь, продвигая информационную грамотность в вашем учреждении?
  • Отсутствие современных средств доступа к информации, например, отсутствие доступа к информационно-коммуникационным технологиям (ИКТ).
  • Проблемы, связанные с интеграцией в учебный план информационной грамотности, в связи со сложностью административных структур на уровнях университета, государства и др.
  • Неспособность обучающихся выполнять поиск: находить, отбирать и оценивать информацию.
  • Отсутствие понимание того, что такое информационная грамотность.
  • Отсутствие поддержки со стороны учреждения.
  • Other…
  1. Информационную грамотность можно интегрировать во все курсы (предметы), преподаваемые в вашем учреждении, в равной степени и без особых проблем
  • Абсолютно согласен
  • Согласен
  • Не знаю
  • Не согласен
  • Абсолютно не согласен
  1. Информационную грамотность нужно включить в каждый курс (предмет), преподаваемый в вашем учреждении, и она должна быть обязательной для всех студентов.
  • Абсолютно согласен
  • Согласен
  • Не знаю
  • Не согласен
  • Абсолютно не согласен
  1. Считаете ли вы, что включение информационной грамотности в практику преподавания и учебные дисциплины может привести к улучшению успеваемости студентов?
  • Да
  • Нет
  • Не знаю
  1. Существует ли определение информационной грамотности, которое используется в ваших образовательных программах?
  • Да, оно основано на определении ИГ, предложенной Советом университетских библиотекарей Австралии и Новой Зеландии
  • Да, оно основано на определении ИГ Американской библиотечной ассоциации
  • Да, оно основано на определении ИГ Ассоциации библиотек и информации Австралии
  • Да, оно основано на модели «Семи столпов» ИГ Общества университетских и национальных библиотек
  • Other…
  1. Инкорпорируете ли вы любой из указанных ниже аспектов в обучение информационной грамотности в вашем университете или университетской библиотеке?
  • Доступ к информации
  • Стратегии поиска информации
  • Оценка информации
  • Ссылки, цитирование и избегание плагиата
  • Методы исследования
  • Синтез новой и старой информации и данных для создания новых знаний
  • Other…
  1. Заинтересованы ли вы в том, чтобы увеличить объем информационной грамотности при преподавании своих дисциплин?
  • Да
  • Нет
  1. Если вы ответили положительно на вопрос 22, то какие аспекты информационной грамотности вы бы включили?
  • Стратегии поиска информации
  • Оценка информации
  • Ссылки, цитирование и избегание плагиата
  • Методы исследования
  • Синтез новой и старой информации и данных для создания нового знания
  • Все из перечисленного
  • Other…
  1. Сотрудничает ли библиотека вашего университета или выражает готовность к сотрудничеству с преподавателями вашего университета в продвижении и преподавании информационной грамотности в вашем учреждении?
  • Да
  • Нет
  1. Если вы ответили положительно на вопрос 24, то каким образом вы сотрудничаете с преподавателями вашего университета в продвижении и преподавании информационной грамотности в вашем учреждении?
  • Сотрудничаем в мотивации студентов
  • Сотрудничаем в организации вводных и обучающих курсов по развитию библиографических навыков
  • Сотрудничаем, оказывая помощь в осознании проблемы плагиата среди студентов
  • Other…
  1. С какими препятствиями при сотрудничестве между библиотекарями и преподавателями по вопросам преподавания информационной грамотности в вашем учреждении вы сталкиваетесь?
  • Отсутствие поддержки от определенного учебного подразделения
  • Библиотекари считают информационную грамотность исключительно своей областью, вследствие чего не стремятся к сотрудничеству
  • Отсутствие коммуникации между библиотекарями и преподавателями
  • Препятствий нет
  • Other…
  1. Является ли информационная грамотность приоритетом в вашей стране?
  • Да
  • Нет
  1. Является ли аккредитация (то есть официальное одобрение университетом или иным учреждением) ресурсов и программ по информационной грамотности важной в вашей стране?
  • Да
  • Нет
  • Не знаю
  • Other…
  1. Что вы считаете преимуществами развития информационной грамотности для вашей преподавательской деятельности или вашего учреждения? (Отметьте все подходящие пункты)
  • Информационная грамотность помогает бороться с проблемой плагиата
  • Студенты развивают умения непрерывного обучения, которые можно применять в различных областях
  • Информационная грамотность улучшает результат и способствует лучшему усвоению материала
  • Информационная грамотность позволяет студентам в большей степени контролировать свое обучение
  • Other…

ПРИЛОЖЕНИЕ 2. ТАБЛИЦЫ В РЕЗУЛЬТАТАМИ ОБРАБОТКИ АНКЕТ

Таблица 1. Ответы на вопрос 4. «Ваш опыт работы?» Данные приведены по выборке в целом и в разных референтных группах
Table 1. Responses to Q4. “Your work experience?” In total and broken by reference groups

Years

Все/Total

Все/Total, %

Библиотекарь/Librarian

Библиотекарь/Librarian, %

Преподаватель/Teacher

Преподаватель/Teacher, %

Студент/ аспирант/(Student/graduate student)

Студент/аспирант/ (Student/graduate student), %

Более 30

> 30

70

19

44

28

24

15

2

4

Более 20

>20

93

25

50

32

43

26

0

0

Более 10

>10

105

28

39

25

64

39

2

4

Более 5

> 5

36

10

13

8

18

11

5

9

Менее 5

<5

69

18

11

7

14

9

44

83

Итого

373

100

157

100

163

100

53

100

Таблица 2. Ответы на вопрос 6. «Как бы вы оценили свои знания и умения в области информационной грамотности?» Данные приведены по выборке в целом и в разных референтных группах
Table 2. Responses tо Q6. “How would you estimate your IL knowledge and skills?” In total and broken by reference groups

Responses

Все/Total

Все/Total,

%

Библиотекарь/Librarian

Библиотекарь/Librarian, %

Преподаватель/Teacher

Преподаватель/Teacher, %

Студент/ аспирант/(Student/graduate student)

Студент/аспирант/ (Student/graduate student), %

Хорошо/Good

208

53

93

59

75

46

40

54

Очень хорошо/Very good

76

19

18

11

48

30

10

14

Удовлетворительно/Satisfactory

104

26

46

29

37

23

21

28

Плохо/Bad

4

1

0

%

2

1

2

3

Очень плохо/Very bad

1

 

0

 

0

 

1

1

Total

393

100

157

100

162

100

74

100

Таблица 3. Ответы на вопрос 7. «Как бы вы оценили свою способность преподавать информационную грамотность другим?» Данные приведены по выборке в целом и в разных референтных группах
Table 3. Responses to Q7. “How would you estimate your IL teaching skills?” In total and broken by reference groups

Responses

Все/Total

Все/Total, %

Библиотекарь/Librarian

Библиотекарь/Librarian, %

Преподаватель/Teacher

Преподаватель/Teacher, %

Студент/ аспирант/(Student/graduate student)

Студент/аспирант/ (Student/graduate student), %

Хорошо/Good

175

45

71

45

80

49

24

32

Очень хорошо/Very good

39

10

10

6

26

16

2

3

Удовлетворительно/Satisfactory

139

35

64

41

39

24

36

49

Плохо/Bad

36

9

10

6

16

10

10

14

Очень плохо/Very bad

3

1

1

1

1

1

1

1

Total

392

100

156

99

162

100

73

99

1. Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_120805/

2. Грюнвальдская декларация ЮНЕСКО по медиаобразованию 1982 г: https://www.mediagram.ru/documents/documents_23.html

3. The Alexandria Proclamation on Information Literacy and Lifelong Learning (2005). https://www.ifla.org/publications/beacons-of-the-information-society-the-alexandria-proclamation-on-information-literacy

4. American Library Association. Information Literacy. https://libguides.ala.org/InformationEvaluation/Infolit

5. Key competence for Euripe. Report of the Symposium Berne, Switzerland 27–30 March, 1996. Council for Cultural Cooperation a Secondary Education for Europe. Strasburg, 1997. https://files.eric.ed.gov/fulltext/ED407717.pdf

6. Information for All Program, IFAP — https://en.unesco.org/programme/ifap

7. International Federation of Library Associations and Institutions, IFLA, https://www.ifla.org/

8. Указ Президента Российской Федерации «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017‒2030 годы». http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&nd=102431687

9. Национальный проект «Образование». https://edu.gov.ru/national-project

10. Программа «Цифровая экономика Российской Федерации». https://digital.ac.gov.ru

11. Проект «Приоритет 2930». https://priority2039.ru

12. О государственной программе «Информационное общество (2011–2020 годы)». Электронный ресурс. http://government.ru/docs/3369/

13. Седьмая международнаяю http://forlang.gsu.by/index.php/ru/glavnaya/8-fakultet/1353-sedmaya-mezhdunarodnaya 

Список литературы

1. Guidelines on Information Literacy for Lifelong Learning [Internet]. Available at: https://www.ifla.org/wp-content/uploads/2019/05/assets/information-literacy/publications/ifla-guidelines-en.pdf

2. UNESCO. Information for All Programme (IFAP). Towards Information Literacy Indicators. Conceptual framework paper prepared by Ralph Catts and Jesus Lau. Paris: UNESCO; 2008. 44 p.

3. Гендина Н.И. Информационная грамотность и информационная культура личности: международный и российский подходы к решению проблемы. Открытое образование. 2007;5(64):58–69.

4. Гендина Н.И. Информационная культура и медиаграмотность в России. Знание. Понимание. Умение. 2013;(4):77–83.

5. Вартанова Е.Л. Медиаграмотность в цифровой среде. МедиаТренды [Интернет]. 2019;6(69). Режим доступа: http://www.journ.msu.ru/downloads/2019/med-tre-69-mak-fin.pdf

6. Вартанова Е.Л., Вихрова О.Ю., Самородова Э.В. Медиаграмотность как условие преодоления цифрового неравенства в Российской Федерации. Медиаскоп [Интернет]. 2021;(1):1. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2679. https://doi.org/10.30547/mediascope.1.2021.1

7. DIREKT — Trans-regional information literacy for lifelong learning [Internet]. Available at: https://direkt-cbhe.com

8. Akhmetova M., Orazymbetova Z., Nuralina M. The Participation of S. Seifullin KazATU Science Library in the Project of International Program Erasmus+: Experiences and Prospects. In: The 8th International Conference on Emerging Global Trends in University Library Development (ICEGTULD 2019) [Internet]; 2019. Available at: http://nur.nu.edu.kz/handle/123456789/3893

9. Мурзабекова Г.Е., Тажибай Л.К. Информационная грамотность в Казахстане. Аллея науки. 2017;1(15):800–803.

10. Разумова И.К. Международный проект DIREKT по программе ERASMUS+: кооперация ведущих университетов России, Китая и Казахстана [Интернет]. Режим доступа: https://kpfu.ru/portal/docs/F_917280846/RAZUMOVA._KAZAN_2017_DIREKT2.pdf

11. Cavanagh J., Kirby P., Safonkina O., Razumova I., Presentation and piloting of the course of Information Literacy including Academic Writing classes (training of Russian researchers in preparation of the world-class publications in top journal), The course has been developed within DIREKT Project, EC Erasmus Plus Lifelong Learning Program 2007-2013 [Internet]. Available at: https://drive.google.com/file/d/1hH1NWAU6zwJHfkae76q0TckhSJXCGWsK/view

12. Baro E.E. A survey of information literacy education in library schools in Africa. Library Review. 2011;60(3):202–217. https://doi.org/10.1108/00242531111117263

13. Malliari A., Togia A., Korobili S., Nitsos I. Information literacy skills of Greek high-school students: results of an empirical survey. Qualitative and Quantitative Methods in Libraries. 2014;3(1):271–281.

14. Mishra C., Maharana B. A survey of digital information literacy of Faculty at Sambalpur University. Library Philosophy and Practice [Internet]. 2007;9(2). Available at: https://digitalcommons.unl.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1145&context=libphilprac

15. Yearwood S.L., Foasberg N.M., Rosenberg K.D.A. Survey of Librarian Perceptions of Information Literacy Techniques. Communications in Information Literacy. 2015; 9(2):186–197. https://doi.org/10.15760/comminfolit.2015.9.2.185

16. The SCONUL Seven Pillars of Information Literacy [Internet]. 2011. Avaialable at: https://www.sconul.ac.uk/sites/default/files/documents/coremodel.pdf

17. Swan A., Brown S. Authors and open access publishing. Learned Publishing. 2004;17(3):219–224. https://doi.org/10.1087/095315104323159649

18. Procter R., Williams R., Stewart J., Poschen M., Snee H., Voss A., Asgari-Targhi M. Adoption and use of Web 2.0 in scholarly communications. Philosophical Transactions of the Royal Society A. 2010;368(1926):4039–4056. https://doi.org/10.1098/rsta.2010.0155

19. Sauermann H., Roach M. Increasing web survey response rates in innovation research: An experimental study of static and dynamic contact design features. Research Policy. 2013; 42(1):273–286. https://doi.org/10.1016/j.respol.2012.05.003

20. Vasilyeva V., Vasilyeva V. Use of e-resources by unmotivated students: a success story from a library in Russia. Information and Learning Sciences. 2019;120(11/12):773–788. https://doi.org/10.1108/ILS-06-2019-0056

21. Yap J.M., Penaflor J. The amazing library race. Journal of Information Literacy. 2020;14(1):66–82. https://doi.org/10.11645/14.1.2708

22. Guidelines for Training of Information Literacy and Academic Writing Teachers/Practitioners [Internet]. Available at: https://direkt-cbhe.com/publications/

23. Guidelines for Planning Information Literacy and Academic Writing Programs in the Russian Federation [Internet]. Available at: https://direktcbhe.com/publications/


Об авторах

Н. В. Буренина
Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва
Россия

Наталья Викторовна Буренина, доцент, кандидат филологических наук, декан факультета иностранных языков, Большевистская ул., д. 68, г. Саранск, Республика Мордовия, 430005, Российская Федерация



М. С. Гвоздева
Петрозаводский государственный университет
Россия

Марина Станиславовна Гвоздева, кандидат педагогических наук, доцент, проректор по международной деятельности, ул. Ленина, д. 33, г. Петрозаводск, Республика Карелия, 185035, Российская Федерация



Т. А. Иванкова
Дальневосточный федеральный университет
Россия

Татьяна Алексеевна Иванкова, кандидат филологических наук, доцент кафедры лингвистики и межкультурной коммуникации Восточного института — Школа региональных и международных исследований ДВФУ, п. Аякс, о. Русский, г. Владивосток, Приморский край, 690922, Российская Федерация



Е. Г. Оноприенко
Дальневосточный федеральный университет
Россия

Елена Григорьевна Оноприенко, доцент кафедры лингвистики и межкультурной коммуникации Восточного института — Школа региональных и международных исследований ДВФУ, п. Аякс, о. Русский, г. Владивосток, Приморский край, 690922, Российская Федерация



Ю. А. Польшина
Дальневосточный федеральный университет
Россия

Юлия Александровна Польшина, кандидат филологических наук, доцент кафедры лингвистики и межкультурной коммуникации Восточного института — Школа региональных и международных исследований ДВФУ, п. Аякс, о. Русский, г. Владивосток, Приморский край, 690922, Российская Федерация



И. К. Разумова
Национальный электронно-информационный консорциум «НЭИКОН»
Россия

Ирина Константиновна Разумова, к. ф.-м. н., заместитель директора по науке, ул. Летниковская, д. 4, стр. 5, офис 2.4, г. Москва, 115114, Российская Федерация



О. С. Сафонкина
Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва
Россия

Ольга Сергеевна Сафонкина, доцент, кандидат философских наук, заместитель декана по международному сотрудничеству, факультет иностранных языков, Большевистская ул., д. 68, г. Саранск, Республика Мордовия, 430005, Российская Федерация



Рецензия

Для цитирования:


Буренина Н.В., Гвоздева М.С., Иванкова Т.А., Оноприенко Е.Г., Польшина Ю.А., Разумова И.К., Сафонкина О.С. Информационная грамотность в России: опрос проекта DIREKT. Наука и научная информация. 2021;4(3):106-123. https://doi.org/10.24108/2658-3143-2021-4-3-106-123

For citation:


Burenina N.V., Gvozdeva M.S., Ivankova T.A., Onoprienko E.G., Polshina Yu.A., Razumova I.K., Safonkina O.S. Information Literacy in Russia: Survey of DIREKT Project. Scholarly Research and Information. 2021;4(3):106-123. (In Russ.) https://doi.org/10.24108/2658-3143-2021-4-3-106-123

Просмотров: 133


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2658-3143 (Online)