Preview

Наука и научная информация

Расширенный поиск

НАУЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ И ЦИФРОВОЕ ПРОСТРАНСТВО ЗНАНИЙ: ПОСТАНОВКА ЗАДАЧИ ДЛЯ РОССИИ

https://doi.org/10.24108/2658-3143-2020-3-1-8-17

Полный текст:

Аннотация

Формулируются тенденции развития научной коммуникации и вопросы, ответы на которые должны определить образ будущего научных коммуникаций в России. Предлагается обзор правительственных решений и проектов последних лет, связанных с развитием научной информации. Среди них поручения президента, законопроект «О науке и научной политике», создание Национальной электронной библиотеки и Единого российского электронного пространства знаний и Национального энциклопедического портала. Подробно анализируются концепции развития цифровой науки, разработанные в Минобрнауки. Утверждается, что их положения не соответствуют реальному состоянию дел в российских системах научной информации. Предлагается план действий, направленный на создание Единого цифрового пространства научных знаний как преемника ГСНТИ или общероссийской системы научной информации как самостоятельного фрагмента Единого российского электронного пространства знаний. Формулируются принципы, которые могут быть положены в основу Единого цифрового пространства научных знаний.

Для цитирования:


Антопольский А.Б. НАУЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ И ЦИФРОВОЕ ПРОСТРАНСТВО ЗНАНИЙ: ПОСТАНОВКА ЗАДАЧИ ДЛЯ РОССИИ. Наука и научная информация. 2020;3(1):8-17. https://doi.org/10.24108/2658-3143-2020-3-1-8-17

For citation:


Antopolskiy A.B. SCIENTIFIC INFORMATION AND THE DIGITAL KNOWLEDGE SPACE: STATEMENT OF THE PROBLEM FOR RUSSIA. Scholarly Research and Information. 2020;3(1):8-17. (In Russ.) https://doi.org/10.24108/2658-3143-2020-3-1-8-17

Введение. Постановка задачи

Последние два десятилетия характеризуются ко­ренными изменениями в системе научных комму­никаций и научной информации. Очевидны следу­ющие тенденции:

  • цифровизация коммуникаций;
  • рост числа каналов и источников коммуника­ции, вплоть до персональных;
  • движение к открытой науке и смена экономи­ческих моделей коммуникации;
  • развитие электронных библиотек, репозито­риев, архивов, банков научных данных как ин­струментов информационного обслуживания и хранения научной информации;
  • библиоразнообразие — развитие форм инфор­мационных продуктов и сервисов, включая рас­пространение первичных научных данных;
  • коллаборации, социальные сети, взаимное ис­пользование исследовательских данных;
  • влияние наукометрии и систем оценки науч­ных результатов на научную информацию;
  • дезагрегации издательских функций в коллаборативных системах.

В мировой практике регулярно делаются попыт­ки сформулировать коллективное мнение по об­разу будущего научных коммуникаций. Последним примером может служить доклад группы европей­ских экспертов «Будущее научных изданий и науч­ных коммуникаций» [1], опубликованный в январе 2019 г. Однако применительно к российской ситуации такие попытки автору неизвестны.

Попробуем сформулировать некоторые вопросы, ответы на которые должны определить образ буду­щего научных коммуникаций.

  • Вся ли научная коммуникаций через 10-15-20 лет будет цифровой?
  • Является ли переход к открытой науке безус­ловным?
  • Как будет развиваться система оценки научных исследований?
  • Какую роль в научной коммуникации должны играть научные и вузовские библиотеки? Како­во будущее научных библиотек?
  • Нужны ли в будущем специализированные центры научной информации? Какими будут их функции? Есть ли будущее у библиографи­ческих и реферативных служб?
  • Как будут модернизироваться научные изда­тельства в условиях открытой науки и в единой цифровой среде?
  • Электронные научные журналы и открытые ре­позитории: каково их соотношение в обозри­мом будущем?
  • Какова перспектива существующих россий­ских ресурсов научной информации?
  • Как будет развиваться соотношение центра­лизованных (универсальных) и отраслевых (тематических, видовых) ресурсов и систем научной информации? Тот же вопрос относи­тельно международных и национальных ре­сурсов и систем научной информации.
  • Публикации и данные: будет ли меняться их со­отношение?
  • Как будут развиваться информационные язы­ки, онтологии, поисковые машины?
  • Какая экономическая модель будет определять научную коммуникацию?
  • Удастся ли модернизировать систему копи­райта?

Безусловно, без внятного ответа на эти и мно­гие другие вопросы усилия по созданию науч­но-информационных ресурсов, сервисов и инсти­туций, на которые сейчас затрачивается большой объем общественного труда, окажутся потрачен­ными впустую. Автор считает, что нужен документ (концепция, стратегия), разработанный и приня­тый сообществом, в котором содержались бы отве­ты хотя бы на некоторые из поднятых вопросов.

В настоящей статье делается краткий обзор пра­вительственных решений и проектов в области научной информации за последние 2-3 года и предлагается план дальнейших возможных дей­ствий.

Правительственные решения в области науч­ной информации

Поручения президента

Прежде всего, имеются поручения президента по итогам заседания Совета при Президенте Рос­сийской Федерации по науке, технологиям и обра­зованию, состоявшегося 27.11.20181.

Среди них имеется следующее. «Правитель­ство Российской Федерации совместно с федераль­ным государственным бюджетным учреждением «Российская академия наук» должны представить предложения «О создании современной цифровой инфраструктуры для хранения и анализа научно­технической информации, а также для обмена та­кой информацией».

Очень важным для развития системы НТИ пред­ставляется также и другое поручение, содержаще­еся в этом же перечне:

«Правительству Российской Федерации принять дополнительные меры, направленные на обеспе­чение открытости научных организаций и доступ­ности научных данных, а также на популяризацию отечественной науки».

Данные поручения, на наш взгляд, свидетель­ствуют, что проблемы развития научной инфор­мации продолжают оставаться приоритетными для государства. А внимание к проблемам откры­тости подчеркивает важность соответствия основ­ным тенденциям развития научных коммуникаций. Тем не менее. эти поручения выполнены формаль­но, и их выполнение не привело к широкому обще­ственному обсуждению актуальных проблем НТИ.

Законопроект «О научной и научно-технической дея­тельности в Российской Федерации»

Аналогично не стало поводом для общественной дискуссии и появление законопроекта «О научной и научно-технической деятельности в Российской Федерации»2. Нужно прямо сказать, что 6 глава этого законопроекта, которая называется «Инфор­мационное обеспечение научной и научно-техни­ческой деятельности», представляется совершен­но неудовлетворительной, поскольку не отвечает ни на один принципиальный вопрос развития НТИ в России. В этой главе даже не говорится, суще­ствует ли в России Государственная система на­учно-технической информации (ГСНТИ). Ведь Постановление Правительства № 950, регламен­тирующее ГСНТИ, формально действует3, хотя фак­тически совершенно не выполняется. Подробный анализ состояния ГСНТИ представлен в работе [2].

Очевидно, что в будущем законе должны быть определены основные принципы развития на­учной информации в обозримом будущем, в том числе: роль государства, открытость, роль и моде­ли коллабораций, перспектива создания Единого цифрового пространства знаний, проблема со­хранности цифровой научной информации и дру­гие важнейшие вопросы.

Национальная электронная библиотека и концепция Единого российского электронного пространства зна­ний

Проект Национальной электронной библиотеки (далее — НЭБ) выполняется уже достаточно мно­го лет (первая концепция НЭБ была утвержде­на в 2004 г.), и ее описание содержится во мно­гих работах, в том числе в монографии [2]. Однако за последний год вышел ряд правительственных документов по развитию НЭБ4, которые требуют обсуждения.

Прежде всего, это «Положение о НЭБ»5, содержа­щее важные изменения в идеологии комплектова­ния и формирования НЭБ, а также интерпретацию понятия Единого российского электронного про­странства знаний (ЕРЭПЗ). Кроме того, отдельным правительственным распоряжением был утвер­жден план развития НЭБ6. Высокий уровень утверждения Положения о НЭБ и плана развития НЭБ свидетельствуют, на наш взгляд, что НЭБ долж­на занять важное или даже центральное место в общем информационном пространстве России.

По поводу формулировок Положения о НЭБ и особенно раздела ЕРЭПЗ возникает множество вопросов, причем возможна их разнообразная интерпретация. Это касается «энциклопедической систематизации», «семантической взаимосвязи документов», «системы классификации, поиска и извлечения информации». По проблемам пред­ставления знаний, соотношения смысла и текста, классификации, создания онтологий и по смежным проблемам написаны горы литературы, высказа­но множество идей, причем совершенно неясно, на какие научные школы или подходы опирались авторы концепции ЕРЭПЗ. Подробный анализ этой проблематики, очевидно, выходит за рамки насто­ящей статьи.

Ограничимся обсуждением одной проблемы — соотношением понятия «пространства знаний» с понятиями «научная информация», «публикации и данные», «информационные ресурсы», «энци­клопедический портал» и др. На наш взгляд, авто­ры «Положения о НЭБ» однозначно отождествляют пространство знаний с собранием библиотечных, архивных, музейных и аудиовизуальных докумен­тов. Иначе говоря, в документе доминирует «би­блиотечная», а точнее, документалистская, пара­дигма мышления.

В то же время современные тенденции развития научных коммуникаций совершенно иные, они вы­ходят за рамки документалистской парадигмы и ха­рактеризуются термином библиоразнообразие.

С подходом концепции ЕРЭПЗ согласиться, ко­нечно, нельзя, хотя понять ее авторов можно. Они строят концепцию ЕРЭПЗ на основе тех воз­можностей, которые в настоящее время обеспе­чивают информационные системы, находящие­ся в ведении Министерства культуры, а это почти исключительно документные (библиотечные, ар­хивные и музейные) системы. Может быть, именно поэтому авторы не касаются соотношения ЕРЭПЗ и Национального энциклопедического портала, хотя их задачи и содержание явным образом пере­секаются. Вообще проблема «данных», управление которыми становится мейнстримом именно науч­ных коммуникаций, выведена за пределы рассмо­трения в концепции ЕРЭПЗ.

Концепция ЕРЭПЗ также не рассматривает связь организации пространства знаний с проблемой выявления нового знания и оценки научных ре­зультатов, что является главной задачей совре­менной научной коммуникации.

Автор и его коллеги ранее сформулирова­ли ряд проблем создания ЕРЭПЗ. Приведем цитату из этой работы:

«1. Авторы рассматривают не пространство знаний в целом, а его научную часть (подпро­странство научных знаний), тем самым выделяя те информационные объекты, которые верифици­рованы мировым научным сообществом и, соот­ветственно, отделяя их от информационных объек­тов, которые носят идеологический, религиозный и другой спорный с научной точки зрения характер.

  1. Из наименования предмета обсуждения исключается признак „российский”, поскольку на­учное знание является трансграничным по своему существу и выделение российского фрагмента ин­формационного научного пространства в контек­сте последующих рассуждений не имеет значения.
  2. Авторы считают более адекватной и соответ­ствующей современным представлениям формули­ровку цифровое, а не электронное пространство.

Таким образом, предметом рассмотрения дан­ной статьи будет являться Единое цифровое про­странств научных знаний (ЕЦПНЗ), что и вынесено в ее заголовок.

Об определении основных понятий.

Говоря о создании цифрового пространства научных знаний, необходимо прежде всего опре­делить каждое понятие, входящее в это слово­сочетание. Пространство, в его математическом (формализованном) определении, есть совокуп­ность элементов с определенными над ними опе­рациями (векторное пространство, гильбертово пространство, банахово пространство и пр.).

Элементами цифрового научного пространства должны выступать некоторые формализованные характеристики научного знания.

Конкретные научные знания специфичны для отдельных областей науки. Но почти в каждой области можно выделить два класса знаний: теоре­тические и экспериментальные.

Теоретические знания — совокупность постула­тов, методов исследования и базовых результа­тов, полученных на основе применения этих ме­тодов. Необходимо отметить, что если постулаты и методы исследований являются формальными, декларированными и признанными обществом устоявшимися элементами, то базовые результа­ты теоретических исследований — понятие относи­тельное, которое определяется экспертными оцен­ками научного сообщества.

Экспериментальные научные знания — совокуп­ность практических результатов применения тео­ретических знаний, подтвержденных практикой.

Очевидно, что такое деление относительно, по­скольку множество теоретических знаний возник­ло в результате экспериментов (законы физики, механики и других естественных наук).

Под ЕЦПНЗ мы будем понимать компьютерную среду, обращаясь к которой пользователь (начи­ная от ученого и кончая учеником средней школы) должен получить ответы на вопросы, касающие­ся тех или иных областей науки. Эта среда должна содержать достоверную фундаментальную и на­учно-популярную информацию; состоять из ряда „фасетов", вообще говоря, связанных между собой, относящихся к отдельным научным направлени­ям; каждый фасет должен иметь фундаментальную (статическую) основу, включающую основные пос­тулаты и базовые результаты, положенные в осно­ву данного научного направления, и динамичес­кую часть, включающую информацию о новейших достижениях в данной научной области» [3].

Укажем также на другие публикации по данной проблеме [4-11]. Очевидно, однако, что широкого обсуждения перспектив развития НЭБ и создания ЕРЭПЗ пока не произошло. Большинство специали­стов, судя по всему, пока считает ЕРЭПЗ миражом, «градом на холме», не имеющим отношения к ре­альной жизни.

В настоящей статье ЕРЭПЗ рассматривается как общая перспективная идея организации рос­сийского информационного пространства, в ко­торой выделяется важнейший фрагмент — ЕЦПНЗ. Это последнее понятие можно трактовать как пре­емник ГСНТИ или как синоним Российской системы научной информации.

Национальный энциклопедический портал

Любопытно, что концепцию ЕРЭПЗ, кажется, всерьез не принимают и в самом Правительстве. 26 ноября 2019 г. Правительство РФ издало рас­поряжение № 2804-р, которым утвержден устав Автономной некоммерческой организации «Наци­ональный научно-образовательной центр "Боль­шая российская энциклопедия"»7. Именно эта организация должна играть центральную роль в создании и распространении в современной цифровой среде достоверных и систематизиро­ванных научных и образовательных знаний. В уста­ве организации говорится:

«10. Целью организации является оказание услуг по выполнению функций проектного офиса обще­национального интерактивного энциклопедичес­кого портала, в том числе:

а) по обеспечению доступа граждан к знаниям, информации, культурным ценностям и благам;

б) по систематизации, актуализации и распро­странению современных научных знаний;

в) по обеспечению взаимодействия между ком­петентными источниками информации;

г) по содействию научного обеспечения системы образования Российской Федерации».

Однако в правительственных документах по соз­данию НЭБ и ЕРЭПЗ схожие функции возложены именно на оператора НЭБ и ЕРЭПЗ, т. е. на РГБ.

Однако во всех этих документах нет ни слова о том, как эти организации должны взаимодей­ствовать между собой, которые к тому же относятся к различным ведомствам. При этом ни слова о том, как те и другие решения соотносятся с формально действующей ГСНТИ.

Таким образом, можно констатировать полное отсутствие государственной политики по форми­рованию информационного пространства науки и образования.

Правительственному решению о создании На­ционального энциклопедического портала сопут­ствовала оживленная общественная дискуссия о соотношении этого проекта с популярнейшим эн­циклопедическим порталом Википедия, тем более что президент обронил неудачную реплику, что На­циональный энциклопедический портал должен «заменить Википедию».

Конечно, на наш взгляд, ни о какой «замене» не может быть и речи — это совсем разные проекты с разной идеологией и технологией сбора, обра­ботки и распространения информации, хотя и су­щественно пересекающиеся по контенту. Однако непраздным является другой вопрос: как в пер­спективе оба проекта должны сосуществовать меж­ду собой и с другими системами научной инфор­мации в гипотетическом едином электронном пространстве знания?

Проекты Министерства науки и высшего образования

Очевидно, что центральная роль в выработке и реализации государственной политики в области научной информации должна принадлежать Ми­нистерству науки и высшего образования РФ, ко­торое, согласно Положению о министерстве, «осу­ществляет функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулирова­нию в сфере науки и научно-технической деятель­ности». Это, конечно, касается и стратегических ре­шений по соотношению системы НТИ, или ЕЦПНЗ, с другими государственными системами, в том чис­ле НЭБ, ЕРЭПЗ, а также Национальным энциклопе­дическим порталом. Однако пока этого не проис­ходит.

В настоящее время разработаны и одобре­ны Советом по цифровому развитию науки три документа, которые, по идее, должны опреде­лять государственную политику, в том числе в об­ласти цифровых научных коммуникаций и науч­ной информации. Это Концепция создания Единой цифровой платформы науки и высшего образова­ния (ЕЦПН)8, Концепция цифровой автоматизиро­ванной системы предоставления сервисов науч­ной инфраструктуры коллективного пользования (АС УСНИКП)9 и Концепция Единой цифровой плат­формы научного и научно-технического взаимо­действия, организации и проведения совместных исследований в удаленном доступе, в том числе с участием зарубежных ученых (ЦПСИ)10.

Во всех этих документах есть положения, прямо затрагивающие сферу НТИ и научных коммуника­ций, однако анализ этих документов дает основа­ния полагать, что их авторы плохо представляют себе реалии современной ситуации с НТИ в России.

Так, в концепции ЕЦПН сформулирована задача (п. 4.1):

«Обеспечить на основе общих стандартов участ­никам совместных исследований доступ к внеш­ним распределенным системам хранения и обра­ботки научно-технической и наукометрической информации к следующим федеральным инфор­мационным фондам и организациям, образую­щим государственную систему научной и техничес­кой информации:

  • к фонду депонированных рукописей и зару­бежной реферативной информации Всерос­сийского института научной и технической ин­формации Российской академии наук;
  • к фонду опубликованной научно-технической литературы;
  • к электронным фондам Российской государ­ственной библиотеки;
  • к цифровым коллекциям отчетов, выполнен­ных по грантам Российского фонда фундамен­тальных исследований, Российского научного фонда, Фонда поддержки малого предприни­мательства;
  • к фонду патентов Федерального института промышленной собственности;
  • к системам и фондам комплектования обяза­тельного экземпляра документов;
  • к единой государственной информацион­ной системе учета научно-исследователь­ских, опытно-конструкторских и технологиче­ских работ гражданского назначения;
  • к федеральной информационной систе­ме государственной научной аттестации (в ча­сти фонда диссертаций);
  • к федеральной системе мониторинга резуль­тативности деятельности научных организа­ций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические ра­боты».

Сразу отметим, что цитированный перечень систем НТИ не соответствует ни действующему до сих пор Постановлению № 950, регламентиру­ющему ГСНТИ, ни реальному положению вещей. В нем упомянуты несуществующие информаци­онные системы, например «фонд опубликован­ной научно-технической литературы», «системы и фонды комплектования обязательного экзем­пляра документов», и в то же время не упомя­нуты многие федеральные системы НТИ, дей­ствующие на официальной нормативной базе (ИНИОН РАН, ГПНТБ России, ЦНМБ, ЦНСХБ, Росге- олфонд и многие другие). Вообще не упомянуты наиболее востребованные на сегодня информаци­онные системы и ресурсы: еLIBRARY, Киберленин- ка, другие популярные электронные библиотеки в области науки и образования. Ни слова о репо­зиториях научной информации — наиболее быс­тро развивающихся системах НТИ.

Но больше всего удивляет полное игнориро­вание авторами данной концепции проектов НЭБ, ЕРЭПЗ и Национального энциклопедического пор­тала, которые утверждены правительственными документами.

В Концепции АС УСНИКП также присутству­ет ряд функций, прямо предусматривающих ис­пользование ресурсов и фондов НТИ. Например: «АС УСНИКП будет выполнять роль агрегатора ин­формации объектов научной инфраструктуры кол­лективного пользования».

Если признать, что цифровые коллекции и бан­ки научных данных коллективного использования (в том числе электронные библиотеки, репози­тории и архивы) являются компонентом научной инфраструктуры (а это автору представляется оче­видным), то для выполнения функций агрегатора нужно, по крайней мере, провести инвентариза­цию этих компонентов, чего ни в России в целом, ни в РАН в частности до сих пор не сделано. Поэтому непонятно, какие объекты инфраструктуры имеют в виду авторы.

Далее в концепции АС УСНИКП сказано: «В рам­ках разработки АС УСНИКП будут созданы интер­фейсы для подключения цифровых коллекций и банков данных организаций, выполняющих на­учные исследования и разработки».

Очевидно, что этот тезис также не может быть ре­ализован без проведения детальной инвентариза­ции существующих цифровых коллекций и банков данных, а их число весьма велико и составляет по крайней мере несколько десятков тысяч.

Нужно отметить, что и сроки выполнения этапов, обозначенные в данной концепции, также не вы­держиваются. Так, до 30.04.2019 должна была быть «Отобрана организация-оператор для обеспече­ния инфраструктуры разработки, последующей эксплуатации и сопровождения АС УСНИКП». На­сколько известно автору, это до сих пор не сделано.

Концепция ЦПСИ также предусматривает разра­ботку сервисов, важных для системы НТИ. Цитируем:

«ЦПСИ должна представлять собой совокупность инструментов и сервисов на основе цифровых тех­нологий, которые:

  • поддерживают эффективный обмен науч­но-технической и наукометрической инфор­мацией между участниками проектов;
  • на основе общих стандартов обеспечивают доступ участников совместных исследований к внешним распределенным системам хране­ния и обработки научно-технической и науко­метрической информации;
  • обеспечивают поддержку эффективного об­мена научно-технической и наукометрической информацией между участниками проектов».

Функциональные возможности ЦПСИ, пред­усмотренные в концепции этой платформы, также не имеют шансов на реализацию, учитывая реаль­ное состояние владельцев систем научной инфор­мации.

Среди сервисов, разрабатываемых в рамках ЦПСИ,предусмотрены:

«Сервисы по хранению, каталогизации и науко­метрии:

  • научная библиотека исследований;
  • контекстный поиск по всем исследованиям и полученным охраноспособным результатам, включая результаты, охраняемые как изобре­тение, полезная модель или промышленный образец, включая доступ к другим базам;
  • отображения объема использования (востре­бованности) результатов, в том числе индекса цитируемости, данных об использовании ре­зультатов в случае их лицензирования;
  • интеграция с имеющимися справочниками».

Среди ожидаемых результатов концепция ЦПСИ указывает: «Качественное повышение уров­ня и интенсивности информационного обмена научно-технической и наукометрической инфор­мацией о проектах, организациях, коллективах, исследователях и результатах интеллектуальной деятельности для повышения качества исследова­ний и их результативности».

С учетом сказанного выше автор выражает глу­бокий скепсис в отношении реализуемости данных положений, по крайней мере в отношении сущес­твующих цифровых коллекций и банков данных научной информации.

Основным объектом внимания профильного ми­нистерства и Академии наук в сфере научной ин­формации в последние годы были российские научные периодические издания. При поддерж­ке Минобрнауки начали реализовываться проек­ты по продвижению научных журналов в миро­вые наукометрические индексы. Для этого была организована библиометрическая и экспертная оценка российских научных журналов. В министер­стве была даже создана комиссия по оценке науч­ных журналов. В результате было отобрано 70 жур­налов, для которых была принята специальная программа развития.

В этом же направлении были выдержаны реко­мендации круглого стола при Комитете Государ­ственной думы по науке и образованию «Совер­шенствование системы научных публикаций»11. Ассоциацией научных редакторов и изданий (АНРИ)12 было проведено несколько конференций и других мероприятий с этими же целями.

Не секрет, что эти усилия были предприняты потому, что важнейшим критерием эффективно­сти российских научных исследований являются показатели цитируемости публикаций российских исследователей в журналах с высоким импакт-фактором.

Однако мировая научная общественность актив­но ищет более адекватные системы оценки науч­ных исследований. Международные обществен­ные организации науки убеждены, что ориентация на импакт-факторы журналов как основной кри­терий качества исследований является ошибоч­ной и ведет к гонке за публикациями в престижных журналах вместо стремления к повышению качества научных исследований13.

Доступ к зарубежным ресурсам

Еще одним направлением активности органов власти была координация деятельности по обеспе­чению доступа к зарубежной научной информации. В Минобрнауки создан специальный Межведом­ственный совет по организации предоставления доступа к информационным наукометрическим ба­зам данных и полнотекстовым научным ресурсам14. В отчете о его заседании 03.12.2019 говорится:

«В настоящее время Минобрнауки России реа­лизует ряд проектов, направленных на повышение видимости публикаций российских ученых, повы­шение показателей и рейтинга российских журна­лов и их вхождения в международные наукометри­ческие базы данных. Так, в 2019 году министерство обеспечило доступ к 29 полнотекстовым ресурсам для 614 организаций (в 2018 году — 204 организа­ции) и к международным наукометрическим базам данных Web of Science и Scopus более чем для 1250 организаций в рамках централизованной (наци­ональной) подписки. Кроме того, национальный доступ к журнальным коллекциям издательства Springer Nature, а также книгам и журнальным коллекциям издательства Elsevier был обеспечен Рос­сийским фондом фундаментальных исследований.

(...)

Также на заседании Межведомственного сове­та были затронуты вопросы о мерах поддержки рос­сийских научных журналов, повышения их показате­лей и рейтинга, механизмах повышения видимости публикаций отечественных исследователей.

Планируется, что одной из мер поддержки рос­сийских научных журналов станет организация подписки на наиболее востребованные россий­ские научные журналы через оператора подпи­ски — РФФИ. Также в целях достижения показате­лей Национального проекта „Наука” и интеграции в мировую науку (повышение видимости публи­каций российских ученых и повышение показате­лей и рейтинга российских журналов посредством опубликования научных работ российских уче­ных в англоязычных версиях российских журна­лов в открытом формате) предлагается создание электронных архивов и внедрение модели Open Access»15. Последний тезис следует всячески под­держать.

Следует заметить, что в марте 2020 г. в СМИ поя­вились сообщения16 о планах министерства назна­чить РФФИ головной организацией по научной ин­формации и передать в ведение РФФИ институты научной информации РАН — ВИНИТИ и ИНИОН. По­скольку никаких подробностей этого плана не об­народовано, его обсуждение считаем преждевременным.

Программа действий по развитию ЕЦПНЗ и ЕРЭПЗ в России

Из сказанного представляется очевидным, что ждать от органов власти продуманной и эф­фективной программы действий по развитию сис­темы ЕЦПНЗ и ЕРЭПЗ в России не приходится. Поэ­тому специалистам, заинтересованным в развитии этой отрасли, необходимо проявить инициативу и предложить собственную программу, учитываю­щую реальное положение дел в отрасли, фактичес­кие тенденции развития научных коммуникаций и образ желаемого будущего, достижимого в рос­сийских реалиях.

Далее автор предлагает свое видение такой программы.

Необходим созыв Всероссийского совещания по развитию ЕЦПНЗ и ЕРЭПЗ. Ядро участников должны составить информационно-библиотеч­ные учреждения Минобрнауки и РАН и ведущие создатели научных информационных систем. Так­же необходимо участие ведущих негосударствен­ных владельцев ресурсов научной информации (E-LIBRARY, НЭИКОН, Викимедия, Киберленинка, другие) и общественных организаций в данной области (АНРИ, Ассоциация интернет-издателей). Необходимо участие РГБ — оператора НЭБ и ЕРЭ- ПЗ, а также структур, финансирующих НТИ, — Мин­обрнауки, РНФ и РФФИ. Весьма целесообразно участие представителей ведущих научно-инфор­мационных организаций других ведомств (Прези­дентская библиотека им. Б.Н. Ельцина, РНБ, ЦНМБ, АНО «БРЭ», ЦИТИС, ФИПС, РГА НТД, Росгеолфонд, ВНИИГМИ-МЦД, ИТАР-ТАСС и др.).

Задачей совещания должно быть формирова­ние постоянно действующего Координационного совета по научной информации и рабочих групп по подготовке концепции ЕЦПНЗ и дорожной карты.

Следующими шагами должны быть разработка нормативной базы, экономической модели функ­ционирования ЕЦПНЗ и ЕРЭПЗ в целом и перспек­тивного плана (программы) создания ЕЦПНЗ.

Вероятно, дорожная карта должна включать мо­ниторинг и инвентаризацию существующих ресур­сов и сервисов научной информации, разработку критериев их оценки и включения в ЕЦПНЗ.

Технологическая платформа ЕЦПНЗ должна быть выбрана в соответствии с общими решениями по цифровой науке.

Возможно, что будет признано целесообразным учреждение специализированной организации по созданию и развитию ЕЦПНЗ (некоммерческое партнерство, консорциум, фонд, ассоциация).

Понятно, что на совещании должны быть одоб­рены общие принципы создания и функциони­рования ЕЦПНЗ. Без этого разработка концепции и дорожной карты вряд ли возможна. Автор пред­лагает для обсуждения следующие формулировки основных принципов:

  • Открытость — магистральный путь научной коммуникации, однако формы открытости, в частности экономика коммуникаций, долж­ны быть исследованы дополнительно.
  • Знание должно быть признано обществен­ным благом.
  • Законы об интеллектуальной собственности должны быть адаптированы к современным способам научной коммуникации.
  • Основные ресурсы ЕЦПНЗ должны создаваться на основе коллабораций.
  • Участники разных форм собственности долж­ны быть равноправны.
  • ЕЦПНЗ должно выращиваться из существую­щих ресурсов НТИ путем их конвергенции.
  • Результатом научной деятельности являются не только публикации, но и первичные науч­ные данные.
  • Необходимо стремиться к минимизации дубли­рования при обработке научной информации.
  • Инфраструктура научной коммуникации долж­на быть некоммерческой с исключением моно­полии.
  • Главные проблемы научной коммуникации, требующие модернизации, — правовые, орга­низационные и экономические.
  • Баланс интересов всех участников должен быть условием и целью модернизации коммуника­ций.
  • Ведущая роль для оценки результатов науч­ных исследований в системах коммуникации должна принадлежать ученым и научным об­ществам.
  • Принципы отбора и поддержки ресурсов и сер­висов, образующих ЕЦПНЗ, должны быть согла­сованы с участниками научных коммуникаций и финансирующими организациями.

Очевидно, что эти принципы могут и долж­ны быть дополнены и модифицированы. Однако автор считает принципиально важным их обсужде­ние и, самое главное, следование согласованным принципам при разработке нормативной базы и практической реализации ЕЦПНЗ.

Список литературы

1. Future of Scholarly Publishing and Scholarly Communication: Report of the Expert Group to the European Commission. Publications Office of the EU. URL: https://publications.europa.eu/en/publication-detail/-/publication/464477b3-2559-11e9-8d04-01aa75ed71a1 (дата обращения 16.03.2020).

2. Антопольский А. Б., Ефременко Д. В. Инфосфера общественных наук России: монография. Под ред. В. А. Цветковой. М. — Берлин: Директ-Медиа, 2017. 676 с. https://doi.org/10.23681/468227

3. Антопольский А. Б., Каленов Н. Е., Серебряков В. А., Сотников А. Н. О едином цифровом пространстве научных знаний. Вестник Российской академии наук. 2019;89(7):728–735. https://doi.org/10.31857/S0869-5873897728-735

4. Шрайберг Я. Л. Формирование единого пространства знаний на базе сетевой информационной инфраструктуры в условиях становления и развития современной цифровой экономики. Ежегодный доклад Четвертого международного профессионального форума «Крым-2018». Научные и технические библиотеки. 2018;(9):3–75. https://doi.org/10.33186/1027-3689-2018-9-3-75

5. Биктимиров М. Р., Сафонов М. С. К вопросу о необходимости создания государственной системы управления знаниями. Экономика и управление: проблемы, решения. 2017;4(10):3–7.

6. Джиго А. А., Майстрович Т. В. Как сформировать единое пространство знаний: стратегия ИНИОН по разработке нормативных документов в библиотечно-информационной сфере. Библиотечное дело. 2016;6:30–32.

7. Биктимиров М.Р., Есенькин Б.Р., Зотов П.А., Ногина Е.Б., Шрайберг Я.Л. Инфраструктура знаний — важнейший компонент цифровой экономики. Научно-техническая информация. Серия 1. 2017;11:1–4.

8. Вершинин А.П. Единое российское электронное пространство знаний: вопросы права. Информационно-аналитический журнал «Университетская книга». 2016. URL: http://www.unkniga.ru/biblioteki/bibdelo/6630-edinoe-rossiyskoeelektronnoe-prostranstvo-znaniy-voprosy-prava.html (дата обращения 16.03.2020).

9. Сорокин И.К. Построение электронного пространства знаний на основе Национальной электронной библиотеки. Вестник Дальневосточной государственной научной библиотеки. 2017;3(76):23–25.

10. Антопольский А.Б., Ефременко Д.В. К вопросу о едином электронном пространстве знаний. Вестник Российской академии наук. 2018;88(2):163– 170. https://doi.org/10.7868/S086958731802007X

11. Антопольский А.Б., Ефременко Д.В. О создании современной цифровой инфраструктуры для хранения и анализа научно-технической информации. Научно-техническая информация. Серия 1. 2019;6:8–17.


Об авторе

А. Б. Антопольский
Институт научной информации по общественным наукам Российской академии наук (ИНИОН РАН)
Россия
Александр Борисович Антопольский, главный научный сотрудник


Для цитирования:


Антопольский А.Б. НАУЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ И ЦИФРОВОЕ ПРОСТРАНСТВО ЗНАНИЙ: ПОСТАНОВКА ЗАДАЧИ ДЛЯ РОССИИ. Наука и научная информация. 2020;3(1):8-17. https://doi.org/10.24108/2658-3143-2020-3-1-8-17

For citation:


Antopolskiy A.B. SCIENTIFIC INFORMATION AND THE DIGITAL KNOWLEDGE SPACE: STATEMENT OF THE PROBLEM FOR RUSSIA. Scholarly Research and Information. 2020;3(1):8-17. (In Russ.) https://doi.org/10.24108/2658-3143-2020-3-1-8-17

Просмотров: 367


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2658-3143 (Online)